Интервью Владимира Гройсмана для "Forbes Украина"

06.04.14 01:10 5907

Владимир Гройсман – о реформе местного самоуправления по польскому образцу и выстраивании отношений с Крымом

Интервью Владимира Гройсмана для "Forbes Украина"

Глава Минрегионстроя, экс-мэр Винницы Владимир Гройсман – один из немногих министров нового правительства, который работает «по специальности» и имеет успешный опыт в сфере, которой руководит.

Управляя Винницей с 2005 года, он привлек крупных инвесторов, наладил эффективную работу общественного транспорта, сертифицировал мэрию по стандартам ISO и сумел преобразовать провинциальный город в туристический центр. На выборах 2010 года Гройсман получил рекордный для областных центров уровень поддержки – 78% голосов и негласный статус «лучший мэр Украины».

Теперь ему предстоит повторить «винницкое экономическое чудо» на территории в 10 000 раз больше. Forbes спросил, с чего он планирует начать.

– Когда Арсений Яценюк предложил вам пост вице-премьер-министра и главы Минрегионстроя?

– Голосование по составу Кабмина состоялось 27 февраля, а предложение я получил накануне. Для меня это было очень сложное решение, одно из самых сложных в жизни. Но принимая во внимание ситуацию, в которой оказалась страна, я не мог отказаться.

– Вы планируете кадровые изменения в министерстве? Насколько масштабными они будут?

– На первой встрече с сотрудниками в статусе министра я сказал, что готов работать со всеми. Мне важно качество и прозрачность работы. Спустя месяц должен констатировать, что определенные кадровые перестановки необходимы. Уже назначен первый замминистра, создается департамент информационных технологий, электронного управления и административных услуг. Будут изменения в департаменте жилищной политики – по моему мнению, он неэффективен.

– Что удалось сделать за первый месяц работы? Довольны результатом?

– Если бы я был доволен результатом – наверное, нужно было бы уходить. Первый месяц был сложным с точки зрения администрирования – необходимо было выстроить новую систему на базе забюрократизированного аппарата. Такая система создана.

Мы сформировали четыре экспертных группы – по региональной политике и местному самоуправлению, по решению проблем реформирования ЖКХ, по строительной сфере и, наконец, по электронному управлению и административным услугам. В эти группы вошли как эксперты министерства, так и приглашенные специалисты.

Был сделан первый официальный визит – в Польшу, где я встречался с президентом страны, министром иностранных дел, вице-премьер-министром по инфраструктуре и министром информатизации. Это ведомства, которые занимаются организацией системы власти. По результатам этих встреч Польшей было принято решение о выделении 300 млн злотых на поддержку малого и среднего бизнеса в Украине.

На этой неделе в Минрегионстрой приехала и уже начала работу группа польских экспертов – это люди, которые занимались внедрением реформы местного самоуправления в Польше.

И самое главное, правительство одобрило два важнейших документа – Концепцию реформирования местного самоуправления и законопроект, который позволяет децентрализовать систему государственного архитектурно-строительного контроля (ГАСК).

Реформа №1

– Вы планируете интегрировать в Украину модель самоуправления Польши? В чем ее суть и основные отличия от ныне действующей системы?

– Украинская модель очень централизована. Центральная власть замыкает на себе все возможные решения вплоть до того, какую дорогу ремонтировать и какую трубу менять.

В реформу местного самоуправления закладывается принцип децентрализации. Его основа – Европейская хартия о местном самоуправлении, согласно которой местные органы власти должны иметь достаточно полномочий и финансовых ресурсов для решения своих задач.

Мы предлагаем по типу польской модели ликвидировать гособладминистрации в том виде, в каком они есть на сегодняшний день, и создать при областных и районных советах исполнительные органы управления. Это будут избираемые органы, имеющие достаточно полномочий для принятия решений на местах.

Мы хотим закрепить за общинами часть налогов, которые уплачиваются на их территории – часть налога на прибыль предприятия, часть подоходного налога граждан, налог на недвижимость. Облгосадминистрации будут исполнять только контрольно-наблюдательные функции, координировать работу органов исполнительной власти. Предусмотрено также, что на территории будет создана муниципальная милиция, которая будет подчинена местным общинам.

– Какую часть поступлений от налога на прибыль могут оставить в распоряжении местных властей?

– Предполагается, что до 25% от налога новосозданных предприятий. Это сразу изменит подход: у общин появится заинтересованность в инвестициях. Они будут бороться за инвестора, им будет выгоден рост эффективности его бизнеса, поэтому ему будут создавать хорошие условия.

Местные власти будут бороться за повышение зарплат, так как из этих сумм насчитываются налоги, часть из которых останется на местах. Это совсем другой механизм участия в экономической жизни страны. Такая модель принята в Европе и признана одной из самых успешных.

– Предполагает ли новая система сохранение действующего территориального деления – в частности, сохранение Киева как отдельной административной единицы?

– Мы не рассматриваем сегодня возможность объединения каких-либо областей. Но чем крупнее будет община, тем она будет сильнее. Поэтому в ближайшее время мы будем инициировать принятие закона о добровольном объединении территориальных общин. Сегодня есть общины численностью до 100 человек – естественно, они малоэффективны. После объедения и укрупнения они получат большие возможности для развития, в том числе финансовые. Мы никого не будем принуждать, мы будем стимулировать.

– Сосредоточение средств на местах не создаст поле для коррупции?

– Европейский опыт показывает, что нет. Предпосылки для коррупции создает действующая система. Как министр я могу определять направления расходования бюджетных средств. Это ли не коррупция? Да клейма негде ставить! Поэтому министерства годами боролись за бюджеты.

Любая услуга – будь-то земельная регистрация или регистрации брака, была подчинена отдельной госвертикали.

А централизованные административные услуги – это лифт подъема взяток. Мы намерены отменить такую практику, и создать систему, при которой все услуги – разрешения, согласования, выдача паспортов, регистрация брака, земельные отношения, все, в чем люди больше всего нуждаются, а это более полусотни различных услуг – будут переданы вниз.

Условие одно – высокое качество и прозрачная работа офисов по их предоставлению.

Моя задача – в том, чтобы децентрализовать все госпрограммы. Условно говоря, если речь о программе по модернизации лифтов, то мы разделим 200 млн гривен на количество лифтов в Украине, и передадим эти деньги на соответствующие территории – пропорционально, по единой формуле. Самое главное – это дать общинам деньги, а общины сами будут их распределять. Это можно начать делать уже в этом году. На следующий год нужно закладывать новые финансовые основы – долевое участие общин в налоговых поступлениях, чтобы они привыкали зарабатывать. Опыт показывает, что когда деньги передают на места, а не замыкают в центре, эффективность их использования увеличивается на 30%.

Естественно, такая передача средств на места должна сопровождаться жестким контролем. Губернаторы, префекты наблюдают за исполнением законодательства. Второй инструмент, который очень хорошо работает в Польше – Счетная палата. Этот орган мониторит, сколько, кем и на что потрачено.

– Функции ГАСК также будут переданы на места? Местные отделения смогут выдавать разрешения на строительство объектов любой категории сложности?

– Да. Проект закона уже утвержден Кабмином. Все функции ГАСК уходят к общинам, для всех объектов. Но могут быть созданы дополнительные комиссии по принятию стратегически важных объектов в эксплуатацию. Можно привлекать специализированные институты, экспертизы. Но объективно ГАСК страны ничем не отличается от ГАСК местного. Там работают люди с той же квалификацией, не глупее, чем в центре.

– Сколько может занять трансформация местного самоуправления?

– Концепция реформы местного самоуправления, принятая Кабмином, предусматривает, что нормотворческая работа должна быть закончена в текущем году. Практическое внедрение начнется с 2015 года, и займет до трех лет. Но фактически осенью 2015-го мы сможем провести выборы уже на новой основе.

– Реформа требует согласования с другими ведомствами. Вы находите поддержку в Кабмине?

– Я не встретил противодействия. Премьер полностью поддерживает – он говорил это и публично, и лично. Я еще раз хочу сказать, и хочу, чтоб люди это приняли: нет другого выхода. И это правда. Если мы хотим, чтобы Украина была успешной европейской страной, реформа местного самоуправления – это реформа номер один. Не будет ни экономических, ни гуманитарных, ни фискальных, ни медицинских успешных реформ, если не сделать этой.

– В свете секвестра бюджета – планируется ли сокращение госпрограмм по вашему ведомству?

– Все программы, которые действовали на сегодняшний день, остаются в силе. Вопрос с новыми будет решаться после того, как мы сбалансируем бюджет.

– Какие основные факторы делают город инвестиционно привлекательным?

– Сегодня территории, города, регионы не имеют достаточных полномочий, чтобы быть эффективными с точки зрения привлечения инвестиций. Фактически город ничего не может дать инвестору, кроме территории. Даже инфраструктуру не может предоставить, так как на ее развитие, как правило, никогда нет денег.

Я в бытность свою мэром исповедовал основной принцип: бизнес должен делать бизнес, а власть должна взять на себя всю бюрократию. Если бизнесмен пришел с желанием строить завод, то моя задача как чиновника – выделить землю, оформить документацию, обеспечить все согласования и дать пакет в руки. В Виннице у нас это получалось. Я считаю, что как только мы поменяем систему, этот принцип заработает для всей страны.

– Вы можете сказать, что в Виннице в период вашего руководства городом коррупция была искоренена?

– Нет. Искоренить это явление на 100% очень сложно. Я боролся не с самой коррупцией, а с ее основами. Можно всю жизнь ловить и сажать коррупционеров, но они все равно будут появляться, пока от них будет что-то зависеть. Я всегда делал так, чтобы от чиновника ничего не зависело. Чтобы у него не было пространства для маневра. Поэтому вопросы, которые касались принятия решений, выдачи разрешений, были автоматизированы, осуществлялся электронный контроль, и у чиновника не было выбора, как ему поступить.

Раз в месяц мы подводили итоги и разбирали причины инцидентов – например, почему чиновник не выдал разрешение или справку в отведенный срок. Электронная система была устроена таким образом, что сотрудник должен был в рамках нашей внутренней документации официально указывать причины отказа со ссылкой на законодательство. Но в целом отрадно признать, что жалобы на муниципалитет были минимальными.

Мэрия сертифицирована по стандартам ISO, в 2009 году мы установили систему противодействия коррупции в рамках ISO. Несколько раз в год проходили аудит, в том числе внешний – специалисты приезжали и начинали наших работников провоцировать. Все сотрудники знали, как действовать в рамках этой системы. Например, просто отказаться от взятки – этого недостаточно, на случай такого инцидента была прописана четкая последовательность действий, которая запускалась режимом Alarm.

– Вы планируете внедрить такую систему в министерстве в ближайшее время?

– Нет, сразу не получится. Чтобы ее ввести, нужно, чтобы коллектив был готов к этому. Когда мы начинали вводить систему ISO в мэрии города Винница, было очень трудно пояснить персоналу, что граждане города – это клиенты, которым необходимо предоставлять услуги. Психология была чиновническая. Мы шли к этому изменению больше года, а к антикоррупции – три.

Дорогое ЖКХ

– ЖКХ страны требует модернизации. С чего надо начинать?

– Мы 20 лет пытаемся реформировать систему ЖКХ. Давайте скажем честно: не получилось ни у кого. Это говорит о том, что система ЖКХ не может дать сигнала к развитию.

Там нет тарифов, а значит, там нет экономики. Раз нет экономики, то никогда частный ресурс мы туда не привлечем. Пока не будет эффективного собственника жилья, а люди будут считать, что дом заканчивается стенами их квартиры, система не изменится. Пока предприятия, которые оказывают услуги, будут монополистами, качество этих услуг будет хромать – так всегда бывает, когда нет рынка. Если не будет публичного формирования тарифов – вода, тепло, электроэнергия, газ, – это будет всегда вызывать недоверие к системе.

В связи с этим первое, что надо сделать – определить собственника жилья. Дать максимум широких прав по обслуживанию своего жилого фонда. Это может быть формат ОСББ, но для создания объединения должно быть достаточно 50%+1 голос жителей дома, а не 100%, как сейчас. Нужно дать им возможность заказывать услуги там, где они считают необходимым, а не навязывать подрядчиков. Необходимо обеспечить прозрачность тарифа для монополий – как только в тарифе появится экономика, модернизация станет выгодной для инвесторов.

– Есть ли оценка, какая сумма необходима для модернизации системы, и где взять эти деньги?

– Точную оценку сегодня никто не сделает. Называют цифры в 300-500 млрд гривен, но это абстракция, государство никогда не позволит себе такие траты.

Источников средств всего может быть пять: государственные деньги, деньги местных бюджетов, деньги жителей – хозяев объектов, деньги международных финансовых организаций и грантовые деньги, которые есть в любом пакете любой международной финансовой организации.

Но главное – не деньги. Сегодня Украине сколько денег ни дай – они уходят, как вода в песок. Поэтому главное – менять систему.

– Реформа ЖКХ должна проходить после децентрализации или параллельно с ней?

– Параллельно. Без совмещения этих процессов эффективность реформы будет очень низкой. Децентрализация и формирование ресурса «внизу» позволит сразу направить этот ресурс на потребности региона, в частности – модернизацию ЖКХ.

– Сколько сейчас должны коммунальные предприятия за газ?

– По данным НАК «Нафтогаз Украины» на 20 марта, общий долг предприятий теплоэнергетики и теплоэлектроцентралей (с учетом задолженности перед ДК «Газ Украины») составляет 24,3 млрд гривен, из которых 8,7 млрд гривен – задолженность по разнице в тарифах на услуги теплоснабжения для населения, 1,3 млрд гривен – задолженность по разнице в тарифах на услуги теплоснабжения для бюджетных учреждений, 6,5 млрд гривен – задолженность населения за потребленную тепловую энергию.

– Есть ли на сегодня пробелы в украинском законодательстве в сфере ЖКХ? Вы намерены инициировать какие-то законопроекты в ближайшей перспективе?

– Сегодня в парламенте лежит около 60 законопроектов, касающихся ЖКХ. Большинство из них – в формате «внести правку в такую-то статью такого-то закона». Я считаю, что картина должна быть полной, и часть законодательных актов нужно сводить в одно целое. Это же ненормально, когда на каждый отдельный вопрос – например, о горячей воде – есть отдельный закон.

Уже понятно, что нужно определить четкие правила функционирования ОСББ, такой законопроект уже есть. Нужна коррекция тарифной политики – это законопроекты по линии НКРЭ.
Крымский вопрос

– Учитывая геополитические риски, есть ли необходимость сегодня увеличить социальную поддержку юго-восточных областей?

– Никто не требует особых условий. Все будет честно.

– Планируется ли изменение тарифов на воду для Крыма?

– На сегодня никаких решений по этому поводу не принято. Крым – это Украина. То, что полуостров оккупирован, это лишь вопрос времени. Другое дело, что на этом этапе есть много проблем, которые надо решать.

– Какого рода проблемы?

– И человеческие, и технические – с точки зрения управляемости системами обеспечения жизнедеятельности полуострова, учитывая захват ряда объектов.

– Если граждане Украины, в частности, военнослужащие и их семьи, проживающие на полуострове, захотят его покинуть, есть ли возможность предоставить им жилье в других регионах? За счет каких средств/фондов?

– Создан координационный штаб – его возглавляет первый вице-премьер, я – его заместитель. По военнослужащим вопросов вообще нет – у нас есть 26 000 мест в 18 регионах Украины, чтобы их разместить. В основном это санаторно-курортные объекты.

– Это временный вариант?

– Да, разумеется. В дальнейшем будет решаться вопрос с постоянным жильем.

– Вы месяц как переехали в Киев. Как вы оцениваете качество жизни в этом городе?

– Киев имеет много как сильных сторон, так и уязвимых мест, поскольку город выполняет функции столицы. Столица – это всегда магнит, и для проблем в том числе. В Киеве предстоит решить ряд вопросов – оптимизации системы общественного транспорта, управления автопотоками, создания качественной среды для жителей. Есть ряд задач, связанных со столичным статусом города, большим количеством министерств, ведомств: как построить логистику, чтобы это все не мешало киевлянам жить. Город, безусловно, прекрасный, и из него можно сделать лучшую европейскую столицу. На это уйдет лет 10, но это реально.

– Кого вы видите на должности мэра Винницы?

– Я точно не будут стоять в стороне от процесса. Этот город мне не чужой, его жителям я многим обязан.

Сейчас обязанности мэра исполняет Сергей Моргунов. С ним я проработал восемь лет плечо к плечу, он был и остается ключевой фигурой в системе управления городом. Я буду рекомендовать на должность главы города человека, способного обеспечить динамичное развитие Винницы. Сергей – именно такой человек.

"Моя Вінниця"За iнформацiєю:Forbes
Система Orphus

Останні новини

Реклама

Загрузка...
Загрузка...
Афіша кінотеатра Мультіплекс (Караван)