Как на Винничине у инвестора отобрали хлебзавод

18.02.14 11:26 3107

Умышленное доведение предприятия до банкротства является уголовно наказуемым деянием, но лишь при условии, что злой умысел можно доказать. Зачастую производство «опускают», чтобы выкупить его по бросовой цене, а затем перепродать.

Как на Винничине у инвестора отобрали хлебзавод

История ликвидации Ямпольского хлебозавода очень напоминает такой сценарий. По крайней мере, если учесть, что остановка предприятия, судебные тяжбы и его продажа никому из легальных кредиторов пользу не принесли, значит, где-то «за кадром» должен быть истинный заказчик производственных мощностей, пишет "РЕАЛ".

С советских времен райпотребсоюзы повсеместно обладали небольшими собственными предприятиями. С 1986 года в Ямполе местные кооператоры среди прочего располагали собственным хлебозаводом. Он работал на твердом топливе, но это не мешало выпекать продукцию по классической технологии. Созданное на базе райпотребсоюза в 2005 году потребительское общество «Ямпольский хлебозавод» выкупило имущество предприятия. Новые собственники провели пуско-наладочный ремонт и после двухлетнего простоя запустили производство хлеба. В сентябре 2007-го для развития мощностей руководство предприятия открыло в государственном ОАО «Укрэксимбанк» кредитную линию на 1,2 миллиона гривен, заложив производственные корпуса и оборудование завода стоимостью, согласно экспертной оценке, 2,95 миллиона гривен. По условиям договора потребительское общество взяло на себя обязательства погасить долг до 2013 года. Но планы ямпольских хлебопеков поломал финансовый кризис. «До мая 2008-го мы своевременно рассчитывались с банком, к концу весны задолжали лишь незначительную сумму – менее 100 тысяч. Однако банк при помощи нотариуса и исполнительной службы заблокировали производство. Госисполнители поставили свою охрану, и не допустили коллектив на рабочие места. Формально банк вытребовал имущество ипотеки, которое к тому времени уже оценил в 2,1 миллиона, с целью его реализации для погашения задолженности, а фактически завод остановили. Позже, в августе собственникам завода банк предлагал уступить заводские мощности за определенную сумму, а, получив отказ, поступил в итоге по-варварски», — рассказывает директор хлебозавода Виктор Мазур.

Как на Винничине у инвестора отобрали хлебзавод

Решение госисполнительной службы оспаривалось в разных судах, и, как это водится в Украине, с переменным успехом. В итоге – на пике кризиса – в декабре 2008 года предприятию удалось привлечь нового инвестора и за счет дополнительных ресурсов почти рассчитаться с банком. Остававшуюся задолженность в размере 60 тысяч гривен завод обязался выплатить до апреля следующего года, а львиную долю инвестиций тогда направил на модернизацию.

«После полугодичного простоя мы смогли провести реконструкцию цехов, в ходе которой восстановили оборудование и сделали капитальный ремонт печей. Повторно запустили завод 7 апреля 2009-го. Начали с выпуска 300-400 килограммов продукции, к Пасхе собирались выпекать тонну, а затем нарастить обороты до 2,5-3 тонн в сутки. С этой целью инвесторы разработали специальный план создания фирменных точек продажи хлеба как в самом Ямполе, так и в селах района. Наша задача сводилась к тому, чтобы убрать посредников, обеспечить население социальными сортами продукции и делать ставку на реализацию горячего хлеба с хрустящей корочкой. Выжить можно было только за счет такого подхода», — поясняет В. Мазур.

Как на Винничине у инвестора отобрали хлебзавод

Для осуществления столь амбициозных перспектив предприятие нуждалось в новых средствах. Прежде всего, для закупки транспорта, чтобы развозить хлебобулочную продукцию. Завод даже успел заключить договор на приобретение четырех «Газелей», но его снова «закрыли». По словам Виктора Дмитриевича, 8 июня – через два месяца после запуска – без предупреждения служба безопасности банка и люди из госисполнительной службы повторно по прежней схеме заблокировали работу предприятия. «Они попросту никого не пустили на территорию. В цехах и подсобных помещениях остались готовая продукция, замешанное тесто, сырье, личные вещи сотрудников, документы. Хотя на то время мы должны были банку всего 50 тысяч текущих платежей, а в стране действовал мораторий на блокирование производств-должников. Арестовали все имущество, даже то, которое не находилось в залоге. Нас поставили на колени, искусственно довели до банкротства, а позже не пригласили ни на одну перепись имущества», — продолжает руководитель предприятия.

Администрация завода пыталась оспаривать действия банка в судебных инстанциях, но безрезультатно. Виктор Мазур поясняет, что без доступа к документам, которые находились на заводе, он не мог доказать незаконность ареста. Одновременно с этим директору довелось увольнять всех сотрудников, рассчитываться с ними, налоговыми органами и Пенсионным фондом. «Долг, который создался перед Пенсионным фондом — следствие остановки предприятия банком и увольнения сотрудников. Естественно, в таких условиях невозможно было вернуть кредит… Осенью 2009-го, чтобы как-то выплачивать долги, предприятие (т.е. фирма, т.к. завод по-прежнему был вне контроля инвестора) начало заниматься продажей и переработкой сельхозпродукции, преимущественно зерновых культур. И достаточно успешно. В октябре мы погасили долг перед бюджетом и подписали с ПФУ соглашение о рассрочке. Нам не хватило всего несколько месяцев, чтобы закрыть все «дыры» и переключиться на банк, с которым постоянно велись переговоры о возобновлении производства и допуска коллектива на завод», — продолжает В. Мазур.

К тому времени банк неоднократно предпринимал попытки продать залоговое имущество. Вероятно, финансовое учреждение действовало сугубо в своих интересах, поскольку больше пеклось о возврате денег, нежели о возобновлении производства на частном предприятии. Сначала, несмотря на проведенный капремонт, хлебозавод был уценен до 1,5 миллионов гривен, но покупателя на имущественный комплекс найти не удалось. В ноябре 2009-го его предлагали выкупить за 1,1 миллиона, опять безуспешно. По сути, перед ПО «Ямпольский хлебозавод» стояла задача выкупить свое же предприятие, а для этого собрать необходимую сумму. На фоне этой первоочередной проблемы второстепенным казался 50-тысячный долг перед Пенсионным фондом, появившийся, как уточняет В. Мазур, вследствие увольнения сотрудников.

«Когда инвестор решился-таки выкупить у банка имущественный комплекс, мы узнали, что 1 февраля 2012 года Хозсуд Винницкой области по инициативе отделения ПФУ в Ямпольском районе открыл процедуру банкротства предприятия. Причем, эту процедуру начали якобы на основании того, что предприятие отсутствует по месту своей регистрации. Но, позвольте, имущество под арестом. Нанятая банком охрана корреспонденцию не передает, а отсылает отправителю. Это же не означает, что завода нет. Нельзя же абсолютно все формализировать», — уточняет Виктор Мазур. По его словам, на 10 марта были назначены торги. Завод собирались продать уже за 576 тысяч гривен. Но аукцион сорвался, поскольку предприятие к тому времени находилось в состоянии ликвидации.

Как на Винничине у инвестора отобрали хлебзавод

В итоге имущественный комплекс 14 декабря 2013 года продали за 670 тысяч гривен фирме, которая была зарегистрирована за 14 дней до торгов и 4 дня до их объявления! Арбитражный управляющий ПО «Ямпольский хлебозавод» Василий Глебов сказал «РЕАЛу», что все вырученные от реализации имущества деньги пошли банку. Ни Пенсионному фонду, ни службе занятости, ни бывшим работникам хлебозавода, у которых на руках решение суда о выдаче заработной платы, ни копейки не досталось. Причину такой «избирательности» Василий Федорович объясняет тем, что имущество находилось в залоге, а полученные средства не покрыли всю сумму долга перед финучреждением. Поэтому людей оставили ни с чем. «Я лишь знаю, что купила завод местная фирма, которая собирается возобновить производство хлеба», — добавил В. Глебов.

К сожалению, «РЕАЛу» не удалось связаться с непосредственным обладателем заводских мощностей. Якобы косвенно за этой фирмой стоит один из депутатов Винницкого облсовета, а сам имущественный комплекс уже предлагают уступить за 1,2 миллиона. «Насколько я знаю, завод не успели купить, как собрались продать. Не для этого ли таким образом провели аукцион? Для нас озвученная цена кажется завышенной. Тем более, учитывая все обстоятельства торгов, о которых нас никто не уведомлял. Почему-то я считаю, что конкурс был формальностью», — отмечает Виктор Мазур.

В принципе, это эмоции человека, который столько лет и столько раз поднимал предприятие. При этом он делает вполне логичные выводы. «В этой ситуации пугает то, что выдав деньги на 7 лет, государственный банк фактически уничтожил налогоплательщика, нанеся при этом ущерб еще и госказне. Мне кажется, прокуратуре следует разобраться, почему разные структуры, включая государственные, будто планомерно «убивали» наше предприятие. Я не преувеличиваю. Судите сами… Долг предприятия в общей сложности исчисляется 1,2 млн. грн. За время ареста имущественного комплекса государственный банк заплатил за его охрану 480 тысяч гривен. Затем банк оплатил три экспертные оценки залогового имущества, и в результате, за вычетом расходов на конкурс, получил всего 485 тыс. грн. То есть, сумму, равнозначную оплате охранникам. Это означает, что арестами и блокированием предприятия банковские сотрудники нанесли ущерб государству в размере нашего долга — около 1,2 миллиона. Инвестировав около 550 тысяч в реконструкцию, учредители предприятия, интересы которых я представляю как директор, потеряли за эти годы доход в размере 5,8 миллионов гривен, соответственно бюджет недополучил только в виде НДС сумму в 650 тысяч. Кроме этого, на улице остались 25 сотрудников хлебозавода, с зарплат которых тоже пополняются казна и Пенсионный фонд. Кстати, сотрудникам завода после его продажи отказали в выплате заработной платы, мотивировав это прошедшим сроком давности. А заработная плата при банкротстве выплачивается в первую очередь. Между прочим, хлебозавод — не первое предприятие в районе, которое было «отобрано» по такой схеме банкротства. И что, наверное, уже не удивляет, за этой схемой стоят одни и те же люди», — подытожил, по сути, уже бывший директор. Добавить к его словам нечего. Разве что комментарий прокуратуры, которая, надеемся, заинтересуется этой историей и сможет предоставить редакции результаты своего расследования.

"Моя Вінниця"За iнформацiєю:РЕАЛ
Система Orphus

Останні новини

Реклама

Загрузка...
Загрузка...
Афіша кінотеатра Мультіплекс (Караван)