Джига снимает перстни с чиновников и замахивается на Ми-2

26.02.11 21:15 6183

Интервью еженедельника 2000

Джига снимает перстни с чиновников и замахивается на Ми-2

Генеральская «рука»

Николая Джигу, народного депутата V и VI созывов, генерал-полковника милиции, бывшего начальника ГУБОП МВД Украины, назначили губернатором не сразу, когда по всей стране шла череда новых назначений.

Но его предшественник — «литвиновец» Демишкан — побыл в должности чуть больше месяца, оставив по себе не слишком добрую славу. Прежде всего потому, что прибыв исполнять губернаторские обязанности, привез в Винницу еще и «своих» людей. Причем «зі своїми привезеними помічниками поселився у п'ятизіркових номерах готелю — 3500 грн. на добу», — вот что писали о предыдущем главе области.

В Винницкой области, где средняя зарплата не дотягивает и до 2 тыс. грн., суточная плата за отель прежнего начальства сильно впечатляла население.

Николай Васильевич «группу поддержки» из Киева не привез.

И поселился не в «номерах», а как и многие приезжие, снял квартиру. Это и намного дешевле, и недалеко от администрации. Так что к 7 утра как штык на работе.

Еще задолго до его назначения в парламентских кругах, где прогнозами увлекаются почти все, всегда и по любому поводу, считали, что генерала Джигу отправят в Винницу губернатором исключительно по причине «сильной руки». В том смысле, что 40-летний опыт работы в милиции, по большей части оперативником, не даст расслабиться ни ему, ни его подчиненным.

В принципе мотивы назначения уже не так и важны, как результаты.

Ну вот, пожалуйста: берем данные Госкомстата. По итогам 2010 г. согласно рейтинговым показателям Винницкая область — на первом месте. За год в экономику региона поступило почти 25 млн. долл. прямых иностранных инвестиций и 4 млрд. грн. внутренних. В области 182 тысячи частных предпринимателей, фактически — каждый 5-й работающий.

Конечно, Николай Джига горд, что такие замечательные показатели у Винницкой области, но разговор все же продолжает не про цифры, а про власть.

Перстни и ботинки

Николай Джига«...Я исповедую такую идеологию, — говорит Джига, — что любой чиновник должен вызывать у людей симпатию. А если не вызывает — внешним видом, поведением, собственным образом жизни, — тогда он не может быть у власти. В противном случае он больше вредит, чем делает.

И первое, что я сделал, — запретил служащим в здании администрации носить золотые перстни, ходить в нечищеных ботинках, курить, устраивать пышные празднества. А еще не люблю «набундюченых» начальников. Иногда зайдет человек на прием — может, просто поговорить, потому что сам понимает, вопрос его невозможно решить, — но когда видит «барина» в кабинете... Будет ли он ему душу изливать?

Вот президент говорит: «Украина — для людей». Что это значит? Что власть — для людей, а не люди для власти. Поэтому с чего мы начали работу?

На первое место поставили не производственные показатели, финансы и так далее, а тот вопиющий факт, что огромный процент детей в школах имеют физические отклонения, проблемы со здоровьем. И то, что более 1000 человек в год — как правило, молодое, продуктивное, работоспособное население — погибают в ДТП, на почве пьянства, от суицидов. И что из 24,5 тысячи умерших в прошлом году — 17,5 тысячи скончались от сердечно-сосудистых заболеваний. Почти 65%! Об этом нужно думать.

Жизнь человеческая — главная ценность. Не деньги. Не показатели. И даже не рабочие места. Конечно, все это важно, но здоровье — важнее. Поэтому я и гоняю народ на физзарядку, по крайней мере своих сотрудников. Не знаю, с радостью или нет, но ходят».

«Сутками думают, как обмануть»

— Хоть и считаете, что показатели не так важны, и, скорее всего, вы правы, тем не менее вопрос: почему к вам идут инвестиции, причем в таком серьезном объеме? И западные, и восточные области уверяют, что финансы в них вкладывают в основном из-за «географии». В одни вливает Европа, в другие — Россия. А Винница вдали от всех границ.

— Мы в центре, но это хорошо: от нас близко и до Одессы, и до западной границы. К примеру, предприятие «Мироновский хлебопродукт» — это Киевская область — будет инвестировать в экономику Виннитчины 1,5 млрд. долл. У нас хорошие коммуникации, неплохой аэропорт.

И еще есть ставка Гитлера «Вервольф». Нигде нет, а у нас есть!

— О ставке давайте чуть позже. А пока — о статистике, хорошо? Как-то ваш бывший коллега по парламенту — Юрий Артеменко, бывший «нашеукраинец», ставший позже запорожским губернатором, сказал, дескать, «цифры, которые попадают в органы статистики, не проверяются, за них ответственности никто не несет». То есть вы уверены, что Винницкая область — лидер во всех отношениях?

— То, что сказал Артеменко, для меня ничего не значит.

— Потому что оппонент?

— Потому что он сам для меня ничего не значит... Что же касается статистики, то, к сожалению, с уходом из нашей жизни ленинской идеологии учет и контроль по большей части действительно исчезли. Но я все равно работаю со статистикой. И в цифрах не сомневаюсь.

— Можно сказать, всю зиму предприниматели бушевали, протестуя против нового Налогового кодекса. Если у вас каждый пятый — в предпринимателях, то можно себе представить, сколько их ездило в Киев на «Майдан-2».

— Некоторые были там.

— С одной стороны, Джига — представитель партии власти, которая и инициировала нынешний вариант Налогового кодекса. Значит, вы должны быть оппонентом по отношению к протестующим. К тому же — как губернатор — заинтересованы в любых, хоть драконовских, методах сбора налогов, чтоб наполнять казну. Но с другой стороны — вы только что так хорошо рассказывали об идеологии «все во имя человека», что я даже не знаю: вы за кого?

— На чьей стороне? У предпринимателей много проблем, которые им создает государство, налоговая администрация, контролирующие органы, всякие инспекции... Вот вы ж смотрели ролик и возмутились этой самой ценовой инспекцией!

Милиционер и гречка

— «Предприниматели сутками думают, как обмануть налоговую инспекцию. И придумывают», — это ваши слова.

— А так оно и есть. На примере Винницкой области могу сказать: теневая экономика здесь существует — порядка 50% всего объема.

Очень большой беспорядок в вопросе использования земельных ресурсов. Представьте: 30% земли, причем это только то, что мы пока обнаружили, — в тени.

— Что значит «земля в тени»?

— А это значит, что она есть, но по документам ее нет.

— Не так давно в Виннице велись войны за участок для элитного строительства коттеджей в микрорайоне Подолье. Это рядом с психбольницей имени Ющенко. Такие битвы разгорались между ветвями власти, влиявшими на застройку. А сейчас как? Помирились?

— По-моему, да. Насколько мне известно, войн там больше нет.

— Кроме земли, что еще беспокоит губернатора?

— Молоко. В агропромышленном комплексе страны Винницкая область — крупнейший производитель молока. 1700—1800 тонн в сутки. Причем 85% этого количества поступает от частного сектора. Так вот, на рынке молока в год вращается примерно 1 млрд. грн. Но фактически половина этих денег — в тени из-за посредников, заготовителей. Поэтому та фраза, которую я сказал о предпринимателях, имеет место быть. Потому что, как правило, честного бизнеса у нас нет. Как нет и честного чиновника.

— Молоко вас волнует. А гречка?

— Почему спрашиваете?

— Потому что в Киеве исчезла.

— У нас — нет. И продается по 13—14 грн. за килограмм. А то, что исчезла, — так это делается искусственно... Но я хочу знать: гречка влияет на экономику страны? На благосостояние каждой семьи? «О! Нет гречки!» Зато есть все остальное.

— В любом случае и то, что есть, дорожает.

— Что касается сельхозпродуктов — область у нас богатая. Мясо, молоко, масло — все есть. Но торговая сеть построена так из-за посредников, аренды и т. д., что по цепочке накручиваются цены. Что мы делаем? Уже несколько дней подряд возле супермаркетов ставим ларьки. Привозим из сел товар, который вдвое, втрое дешевле, чем в супермаркетах.

— Уничтожат ваши ларьки как конкурентов.

— Не уничтожат. У нас там милиционеры стоят.

Без окраса

Цитата из газеты «Винницкие новости», где местные аналитики скрупулезно раскладывали политический пасьянс — так сказать, что получила область после прошлогодних осенних выборов и чем живет теперь, оказалась довольно пространной. Но я ее зачитала Джиге — от и до.

Мне было важно знать и его мнение насчет политического «окраса» области.

«...Если раньше сторонники Юлии Тимошенко пользовались здесь невиданной поддержкой избирателей (почти 80%), то сейчас за ее сторонников проголосовал только каждый пятый, а «Наша Украина» вообще не преодолела 3% рубеж. Правда, это вовсе не означает, что оранжевые силы на Виннитчине отошли в историю. «Герои помаранчевой революции» живы, здоровы и снова получат депутатские мандаты. Они только ловко перекрасились в другие цвета «Единства», «Совести» и других партий, которые шутники называют «валенками».

Впервые в областном и Винницком городском совете — представители «Свободы». Трудно объяснить, почему в области, где нет ни одной семьи, которая бы не пострадала от гитлеровских захватчиков, сейчас возрождаются неофашистские настроения? На ставке Гитлера уже собираются его почитатели.

И это в области, где фашисты и их прислужники выжигали целые села, расстреляли около 250 тысяч человек, или почти четверть населения! Поэтому и вызывает тревогу, что так много винничан проголосовали за сторонников Олега Тягныбока, которые считают фашистов освободителями Украины, а воинов Советской Армии — оккупантами! За кандидата на пост мэра Винницы от «Свободы» проголосовал почти каждый шестой, принявший участие в голосовании! Неужели эти винничане тоже уже считают своими кумирами эсэсовские подразделения «СС Галичина»?»

— Политический «окрас»? — переспросил Джига. — Для Винницкой области политика вообще несвойственна. Это — область тружеников. 75% населения работают в агропромышленном комплексе. И я думаю, что политика уже всем надоела. Люди перестали обращать внимание на цвета флагов. Особенно на выступления политиков разных мастей. Все хотят ощущать стабильность и жить в хорошей стране.

А что касается возрождения неофашизма в любых формах — в Винницкой области это недопустимо. Нашим людям слишком дорога память о подвиге времен Великой Отечественной войны. Для того мы постоянно возвращаемся к этой теме, чтоб не забыть, рассказываем нашей молодежи правду о войне. Для того и работаем над созданием историко-мемориального комплекса жертвам фашизма на ставке «Вервольф», чтоб показать истинное бесчеловечное лицо нацизма и силу нашего народа, который победил такого зловещего врага.

— На сайте обладминистрации целый реестр партий. По-моему, около сотни.

— До недавнего времени у нас был консультационный совет партий. Но я его распустил.

— Зачем?

— Его надо переформатировать. Потому что некоторые партийные представители использовали совет для решения собственных бизнесовых интересов. А это недопустимо.

К слову о «мове»

— Поскольку генерал Джига и в первый, и во второй раз попадал в парламент по спискам Партии регионов, то хотите того или нет, но вас и в области воспринимают как политика, представителя ПР.

— Я страшно не люблю слово «политик». И вообще мне нравится работать, а не «заниматься политикой». Потому что ею заниматься просто — никакой ответственности. Поэтому все и хотят туда... Так что давайте не будем говорить о Верховной Раде.

— Будем. Поскольку последние 5 лет вы были в парламенте. И нажили себе врагов. Впрочем, были они у вас и до Верховной Рады. Например, пакет антикоррупционных законов. Фактически вы были автором...

— ... не я, а Европейский Союз.

— Но вы ж законопроекты модернизировали, адаптировали. Особенно в той части, где сказано, что чиновники должны — до последних часов — все декларировать. Сначала идея всем нравилась, а потом — после вашего ухода из Рады — ополчились и зарубили. И сказали, что Джига перегнул палку. Почему зарубили?

— Это у них надо спрашивать. И, знаете, я очень рад, что я здесь, а не там, в Верховной Раде.

— Кстати, сейчас в парламенте даже более, чем экономикой, «переймаються» языковой темой: преимущественно оппозиционная часть ВР считает, что сейчас делается все, дабы уничтожить украинский язык. Ваше мнение: это на самом деле так или перебор? Все-таки многие комментируют, так сказать, с печерских холмов, а не из глубинки.

— То, что «мова» подвергалась изменениям, — это факт. Русский язык — он ровный. А в украинском? Засилье галицкого диалекта. Кто это навязал? Жулинский и ему подобные... Вы когда-нибудь слыхали слово «продавчиня»? А что такое «буцегарня»? Так как правильно говорить: «буцегарня», «тюрма» или «в'язниця»? «Гелікоптер», «вертоліт» или «гвинтокрил»? Скажите, а вам нравятся слова гимна «згинуть наші воріженьки як роса на сонці»?..

— Ну и пусть себе «згинуть», чем плохо?

— Где «воріженьки»? Покажите мне их.

— А «Марсельеза»? Там же вообще рефреном — «К оружью, граждане!» Что ж, теперь французам гимн переписывать? Кстати о «воріженьках»... Не абстрактных, а реальных, тем более вам, так сказать, знакомых. После нескольких громких дел, это когда вы в парламенте возглавляли следственные комиссии, слышала — с «Джигой они разберутся». Но враги не «сожгли родную хату». Хотя зуб на вас имеют и сейчас. Например, несколько бютовцев, которые заявляют, что вы изымали документы по Межигорью незаконно, судиться с вами намерены. Вы изымали в райадминистрации документы или нет?

— Во-первых, я работал в правовом поле. А что мне пришлось изымать документы, то я объясню — почему. Тот, кто фальсифицировал уголовное дело против Колесникова в 2005 году...

— Кто?

— Бывший начальник УБОПа Корнич с некоторыми нынешними депутатами... Уже известно и доказано правовым путем, что дело против Колесникова было сфальсифицировано. И это было во время первого пришествия Луценко министром. Так вот, когда было его второе пришествие, то все того же Корнича назначили начальником УБОПа Киевской области. И за его подписью поступают материалы на выемку документов, касающихся земельного участка в Межигорье. Но я не мог допустить, чтобы документы попали в руки фальсификаторов. Поэтому я их изъял.

— Это был чей-то приказ?

— Нет. Я сам это сделал. И отдал в Генеральную прокуратуру, где они по сей день и находятся.

На персональном сайте нынешнего секретаря Совбеза Раисы Богатыревой хранится любопытная статья. «Если дело Колесникова — фальшивка, то Пискун, Луценко, Шокин, Москаль, Корнич — ОПГ?!» — вопрошала Раиса Васильевна (http: //www.bogatyrova.org.ua). Впрочем, это было давно — пять лет назад.

Пукач на совещании

— Среди нескольких следственных парламентских комиссий, которые вы возглавляли, была и по Луценко. Еще когда он подрался на СНБО с киевским мэром, вы требовали его отставки. Сейчас, когда столько неприглядного открылось и бывший министр в СИЗО, чувствуете, что справедливость восторжествовала? Или нет?

— Еще не было суда... И хоть, с моей точки зрения, сейчас вроде как неэтично говорить об этом, но факты по Луценко, которые наша комиссия расследовала, как по мне, были просто вопиющими. Там было тотальное нарушение закона со стороны уже экс-министра МВД! Я до сих пор не могу понять, как можно было отдать 200 стволов табельного оружия людям, которые в жизни в руках оружие не держали! И как можно было награждать себя приказом номер 1? Это нонсенс, когда министр сам себя награждает. И нонсенс, когда берется самолет — на выходные — слетать на юг с семьей, с кумовьями! Керосин милиция собирала по всей стране для этого самолета. Потому что непременно нужен был большой Ан-74.

— Почему ж тогда дело не возбуждалось?

— Нет, дела были возбуждены. Просто Верховный Суд...

—... читай «Онопенко»?..

— ... все это закрыл. Но, знаете, мне неприятно говорить о Луценко.

— Наверное, неприятно и о Пукаче, который не так давно сказал, что Джига, мол, в числе организаторов убийства Гонгадзе. Но я знаю, что с Пукачем вы встречались. И что? На самом деле сказал, или пресса не так поняла?

— Вообще-то я не сразу поверил в причастность Пукача к убийству. Только когда прошло судебное следствие. А до того — не мог поверить. Потому что когда я сам проводил оперативные совещания по делу Гонгадзе, Пукач всегда находился на этих совещаниях... Вел себя так, как все. А тогда, если помните, вся милиция стояла на ушах, искали и в городе, и в области, все притоны, канализации, подвалы, чердаки перерыли. Обычно в таких случаях что-то да находят. Хоть какую-то зацепку. А тут — ничего! Меня президент через день по телефону спрашивает: «Ну что? Нашли?», а я: «Нет, Леонид Данилович, ничего».

— Так, и что Пукач?

— Он сказал, что якобы 14 сентября я был в кабинете министра Кравченко, туда пришел Литвин. И обсуждался «вопрос по Гонгадзе».

— А вы были в кабинете Кравченко?

— В тот день, а также еще спустя двое суток меня вообще не было в Киеве. Я был в Виннице. Здесь произошло громкое убийство: в лифте взорвали бизнесмена.

— Тогда, может, догадываетесь, почему информацию о том, что там сказал или не сказал Пукач о Джиге, донес до общественности представитель «Самообороны» — депутат Грымчак? Это вам мстят за Луценко?

— Когда в Киеве была перестрелка и Луценко обвинил народного депутата Тадеева в том, что, дескать, и он к этому причастен, а позже в интервью сказал: Джига, работая в МВД, снял с учета Тадеева как члена преступной группировки, я ему ответил: «У Тадеева нет криминального прошлого. Но есть криминальное будущее у Луценко». Вот и пошло.

Тропа к бункеру

— «Джига собирается заработать на Гитлере», «Губернатор возрождает Werwolf — вот в таком ключе подавалась информация о том, что вы собираетесь открыть музей на месте бункера. И еще, что благодаря этой идее намерены ежегодно прибавлять к бюджету области 2%. Учитывая, что на этот год у Винницкой области 2,2 млрд. грн., следовательно, собираетесь заработать где-то так миллионов 40.

— Отвечаю. Во-первых, туда и так люди ходят. Какая б делегация сюда ни приезжала, обязательно просит показать ставку «Вервольф». И мы показываем. Но там все замусорено, даже туалета нет! Поэтому, во-вторых, собираемся это место окультурить, сделать туристический маршрут. Назвать его историко-мемориальным комплексом памяти жертв фашизма. Потому что там были расстреляны более 14 тысяч военнопленных. Так вот, в-третьих, но, наверное, это все-таки главное, — чтобы люди сейчас могли прийти к этому месту и положить цветы.

— Кого привлекли к созданию мемориала?

— Есть комиссия, которая работает под эгидой местного краеведческого музея.

— А из Киева никого не приглашаете?

— Зачем они нужны? Я вообще Киева боюсь. Киеву что ни поручи — все провалит. Мы сами все сделаем. Для начала сделаем освещение территории, расчистим тропы. Выставим военную технику тех времен. И поставим памятник погибшим.

— Гостиницы для туристов будете строить?

— Если понадобится — построим. Но это ж — всего восемь километров к северу от Винницы. Почти рядом.

— В любом случае на проект нужны деньги. По скромным подсчетам — сколько?

— Если серьезно подойти, то где-то миллионов 200 гривен.

— Кто ж вам даст?

— Никто не даст. Поначалу небольшую часть средств возьмем из бюджета — из статей, которые предназначены на финансирование культуры. Ну и рассчитываем на спонсоров.

— Вообще-то если восстанавливать все, как было, то уж не знаю, хватит ли 200 млн., которых, я так понимаю, у вас нет. Потому что восстановить ставку, уменьшенную копию главной ставки Гитлера «Волчье логово» вблизи Растенбурга, — с электростанцией, аэродромом, системой противовоздушной обороны, не говоря уже о наземных строениях — около 90 зданий, а также подземных железобетонных бомбоубежищах, помимо бункера Гитлера с толщиной стен 2,5 метра и перекрытиями в 4 метра... А была еще ставка Геринга, в нескольких километрах от «Верфвольфа».

Лучше скажите, президенту о планах на «ставку» докладывали?

— Еще нет. Но он наверняка знает об этой идее. К 9 Мая откроем маршрут. Экскурсоводов переоденем в форму советских бойцов. И будут они правдивую информацию рассказывать, а не те легенды, которых вы наверняка начитались.

— О подземных ходах? Но это ж еще при Союзе велись исследования. Программа называлась «Гермес», в ней участвовало 14 союзных институтов.

— Нет там никаких подземных ходов! Сказки все это.

На вертолете через год

— Я привезла вам одну старую фотографию. Наверняка вы помните этого человека и, знаю, с уважением к нему относились... Это Юрий Кравченко. Только сфотографировали его уже не министром, а в ту пору, когда он приехал в Херсонскую область губернатором. Кстати, последнее в его жизни интервью он дал нашей газете. Так вот, не проводя никаких аналогий, все-таки странно было слышать от него такие слова: «А теперь я буду заниматься дворниками».

— А я хожу по фермам. Знакомлюсь с новыми породами коров. Занимаюсь пунктами заготовки молока.

— Что значит «занимаюсь»?

— Контролирую. Смотрю, чтоб качество продукта было нормальное, а то, случается, очень изобретательные бабушки водой разбавляют или добавляют белую глину. Есть такие. А еще я строю спортивные городки. Вот построили в одном районе, приехали журналисты на открытие. Спрашивают: кто на турнике подтянется? Я 10 раз подтянулся. Говорю администрации — теперь давайте и вы. А они — ни в какую.

— С прессой, чувствуется, дружите. На сайте администрации целый раздел — печатные СМИ области. 148 изданий! Когда журналисты с вами общаются, требуете, чтоб материалы визировали?

— Нет. Иногда сами приносят, чтоб я почитал, Но я никогда не корректирую свои выступления.

— А журналисты спрашивали вас: как обустроились, где обедаете?

— Обедаю в столовой, в обладминистрации. Когда я сюда пришел — она была ужасная. Но мы ее отремонтировали. Теперь — красиво, чисто. А дома — сам готовлю. Дети взрослые, они живут отдельно. А жена умерла шесть лет назад. Да вы это наверняка знаете.

— И еще знаю, что вообще собираетесь осесть в Виннице навсегда.

— А почему нет? Тут неподалеку в селе — мамин дом. Там огород, картошечка. В село на выходные езжу, привожу сюда творог, молоко. Мне хватает.

— То есть в Киев не намерены возвращаться?

— Да я счастлив, что уехал оттуда. А здесь мы меньше чем за полгода классную дорогу построили! Вы ж сюда ехали, наверное, по объездной? Сэкономили минут 20. А еще освещение установили примерно на 1000 километров улиц. Представляете масштаб? Винницкая область прежде была во мраке, а теперь светится. Еще хочу сделать солидные молочно- товарные комплексы, которые давали бы высокопродуктивное молоко...

—...а потом придет новое начальство — в район или там возглавит комплекс. И будет химичить, только не как ушлые старушки, а помасштабней.

— Не будет. Потому что в тех комплексах — сплошная автоматика. Ее не обманешь. А еще хочу построить цементный завод — это вообще может быть единственный в своем роде на территории СНГ. У нас же сырья для цемента — запасы несметные!

— Душевные мечты. Хорошо, если б сбылись.

— Почему так с сарказмом — «мечты»? Это все вполне осуществимо. Как и то, что мы будем выпускать вертолеты Ми-2.

— Завод построите?

— А он сохранился. И коллектив остался. На днях у меня был Герой Украины Богуслаев, «МоторСич». Он берет организацию производства вертолетов на себя.

— И когда ж вертолет появится?

— Через год сделаем первый, экспериментальный... Хотите полетать?

"Моя Вінниця"За iнформацiєю:Еженедельник 2000
Система Orphus

Останні новини

Реклама

Загрузка...
Загрузка...
Афіша кінотеатра Мультіплекс (Караван)