Это кислое слово «свобода»Это кислое слово «свобода»

31.07.09 3002
«Уж и не знаю, как ребенку запретить телевизор смотреть, - как-то растерянно-возмущенно пожаловалась мне подруга. – Ты представляешь, сын мне вчера сказал: «Мама, теперь я знаю, как можно сломать любое пластиковое окно, это ж куда угодно можно попасть». Подруга была в шоке: пацан-то всегда под присмотром, сомнительными друзьями обзавестись за свои 12 лет еще не успел… Оказалось, посмотрел по телевизору антикриминальную программу, где в деталях и наглядно разъяснили, с помощью каких уловок грабители вскрывали модные окна в городских квартирах. Хорошо, что Максимка не видел на экране, как «народные умельцы» из подручных средств монтируют взрывные устройства – такое тоже показывали, я сама видела. Наш телевизор многому научит – и не только ребятишек. Совсем недавно в одном из сел Винницкой области милиция вычислила старушку, которая организовала сбыт наркотического сырья. Бабуля честно призналась, да, мол, молола маковую соломку по всем правилам, а что такого?- это по телевизору показывали…

Господи, неужто это результат той самой вымечтанной и выстраданной нашими журналистами свободы слова? По сути, да, потому что каждое явление имеет две стороны, банально – как у медали. Мы эту медаль вроде бы получили, но забываем, что каждая награда – это еще и статус, а значит – ответственность. И это касается не только журналистики. Мы все дорвались до «Ура! И это можно!» Мы легко меняем мораль и вкусы. Ну кто бы еще несколько лет назад восхищался протухающей головой коровы в ореоле из мух! А теперь мы считаем эту штуковину шедевром эстетики и толпами валим в престижный выставочный центр восхититься. Просто потому что, то, что было НЕЛЬЗЯ, стало МОЖНО.

Последнюю неделю украинские правозащитники, в том числе и винницкие, забрасывают редакцию гневными письмами. Нет, уже не по поводу жестокости в наших тюрьмах. Их занимает другое: запрещение Национальной экспертной комиссией по вопросам защиты общественной морали показа в стране фильма «Бруно», комедии в стиле «ниже пояса» с бо-о-льшим гомосексуальным уклоном. Возмущение вылилось в основной вопрос: «Почему весь мир смотрит, а мы нет?» Действительно, неужто мы не вынесем изображения половых органов и половых актов на широком экране? Правда, в США «Бруно» получил рейтинг «R» - запрещен для просмотра детям до 17 лет без сопровождения взрослых, в Великобритании и вовсе запретили для просмотра до 18 лет. И если уж там существуют ограничения, то, поверьте, их строго придерживаются. А теперь представьте, насколько подобная мера оградила бы наших подростков? Ни на йоту бы не оградила! Кстати, фильм элементарно можно скачать из Интернета. И что же? В «Бруно» гиперболизируется гомосексуализм, нетрадиционные отношения доводятся до гротеска, тем самым вредя толерантному отношению к геям (а они-то, украинские гомосексуалисты, - в первых рядах защитников фильма – чего-то недопоняли, видать…)

Наверное, кто-то обвинит меня в ханжестве. Но я представила, как 12-летний Максимка после широкоэкранного сеанса «Бруно» бежит со словами – «Мама, теперь я знаю, как мужчины…» Надо ли?